СЕТЬ

СЕТЬ

Давно я собиралась рассказать о своей почти детективной истории, связанной с моим «прямым попаданием» в это индустрию: МЛМ, сетевой бизнес, бизнес с человеческим лицом: выбирайте, как вам больше нравится :-)

Вот и наступило время этого рассказа…

Сетевой бизнес и интим не предлагать

или начало моего знакомства с MLM-индустрией.

СЕТЬ…Как сейчас помню тот день. Почтовый ящик. Газета с ровными столбиками объявлений. И одно из них: «Заработок. 700$”.

В 1997 году для Москвы это были… — даже задумалась на минуту, каким знаком «обозвать» эту сумму возможного ежемесячного заработка: «это были деньги!» или: «вроде деньги…»  или: «да разве это деньги?..» — затрудняюсь сейчас определить.

Кризис 1998-го в тот момент еще не случился, а те гораздо большие суммы, которые мне платили как профессору русского языка в университетах Южной Кореи, – теперь уже не платили: я вернулась в Москву. Вернулась,  спустя пять лет после того, как московская квартира, в которой мне потом предстояло жить, была обстреляна – в числе других близлежащих домов – снайперами демократического ельцинского переворота.



Первым моим начинанием  – а точнее, завершением начатого по возвращении, — было окончание аспирантуры Института мировой Литературы при Российской Академии Наук, работа на кафедре младшим научным сотрудником и работа над кандидатской диссертацией с прекрасной темой «Дмитрий Мережковский: русское зарубежье».

Формулировка была такой или примерно такой – суть уже не в этом. А скорее, —  в том, что все основательно изученные и сданные мною «на отлично» темы кандидатских минимумов – по философии, английскому языку и еще – не помню уж по каким предметам – были позади. Оставался последний экзамен и — принятие на тот момент основного решения: продолжать этот путь дальше или…

СЕТЬ




 

 

 

Еще несколько лет назад сама мысль о том, что

человек, успешно отучившийся в аспирантуре, решил, в конце концов, закончить все, что связано с этим процессом, и оставить маячившие в результате перспективы – могла бы показаться абсурдной.

В смутные российские времена пресловутых 90-х это была мысль вполне нормальная. Потому что никаких таких особых перспектив, кроме нищенского жалования за подвижнический труд на благо постсоветской науки и культуры – или, точнее, — того, что от них осталось, – особо и не предвиделось.

Кроме заботы «о вечном» людей настигла суровая необходимость позаботиться, наконец, и о насущном. Коснулось это и меня.




 

А, как известно, — своими мыслями мы притягиваем к себе и соответствующие события. Вот я и притянула в свой дом эту самую газетенку с объявлением о новом виде заработка…

К обещанной в ней сумме я отнеслась тогда, надо сказать, вполне спокойно: лиха беда — начало. Главное было понять, реально ли всё это платят и «что делать надо?»

С этой целью, помню, я и отправилась, в конце-концов, на собеседование, — что было мне профессионально предложено по телефону уверенным мужским голосом.

(Вспоминаю сейчас, что этот самый голос доставал меня по телефону довольно долго: где-то в течение недели после того, как я имела неосторожность позвонить по указанному в газете номеру).

Ну позвонила – и позвонила…

СЕТЬ



 

 

 

 

 

 

Ничего не объяснили, на мои вопросы не ответили, а просто пригласили «прийти»… Конечно, были сомнения: стоит-не стоит связываться непонятно с чем…  (Книги моих тогдашних героев — Мережковского и Гиппиус, казалось, говорили о том же, с немым укором взывая ко мне с книжных полок…)

Но голос по телефону оказался уж очень настойчивым. И я – больше даже, возможно, для того, чтобы от него, наконец, отвязаться, – отправилась на разведку.

Это был, как сейчас помню, один из московских кинотеатров: Дом культуры имени Зуева. Честно говоря, по кинотеатрам я в те годы не особенно-то расхаживала – а тут еще и отвыкла за пять лет «трудовой эмиграции» от некоторых российских атрибутов…

Меня встретил гудящий, как улей, «предбанник» зрительного зала. Везде стояли столы с табличками. За столами сидели барышни «в нарядном». Таблички взывающе гласили: «ИВАНОВ». «СИДОРОВ». «ПЕТРОВА»… — все это призвано было, по-видимому, вызывать у посетителей робость и уважение.

Тут же ко мне подлетело несколько юрких молодых людей с предложениями обратить внимание на одну из таких табличек… Но внимание мое было уже обращено – в результате предварительных убедительнейших телефонных аргументов – на то, что подойти надо именно к  табличке с именем Петр Иванович (назовем его так).

Дальше события развивались действительно, как в кино.

СЕТЬ



Мне вручили в руки листок с анкетой, которую надо было подробно заполнить, и пригласили войти в зрительный зал, который, к моему удивлению, оказался битком забит людьми. Сидели ровными рядами. Звучала бодрая музыка, народ настороженно улыбался, организаторы  были какими-то подозрительно вежливыми и доброжелательными… — все явно чего-то ждали.

И вот на сцену вышли: с виду вполне уважаемые и серьезные, как сейчас сказали бы, — господа. Каждый произнес короткую презентационную речь. Оказалось, что среди прочих здесь были даже «доктора наук с кандидатами» — и несколько бывших торговых работников.

Выглядело все это весьма «приподнято и вдохновляюще», цена вопроса начала своего бизнеса, как мне потом объяснили,  составляла всего 100$…

— А что я, собственно, теряю?! – промелькнула, помню, в голове одна из моих шальных и ключевых по жизни мыслей.

Любопытство, предвосхищение какого-то совершенно нового, не известного мне прежде пути и простые мысли о том, что:

  • а) Не могут же все эти люди быть идиотами…

  • б) А если все, что они говорят, правда?.. —

сделали свое дело.

Остались формальности: подписать контракт и отдать будущему спонсору деньги.

Продолжение читайте Здесь

5 1 vote
Article Rating